Юрий Мерзляков (vovaktulhu) wrote,
Юрий Мерзляков
vovaktulhu

Как разваливали дело о корпоративах мэра Самары (часть 3)

Убийственная репутация

Олег Фурсов — первый в новейшей истории Самары глава, избранный не всенародно, а назначенный по контракту. Думаю, это многое объясняет.

Фурсов не зависит от мнения самарцев, рейтинг доверия никак не влияет на его карьеру; недаром, придя к власти, первым делом он увеличил в 2,5 раза собственную зарплату, полностью наплевав на общественное негодование.

Мне много приходится ездить по стране, но второго такого закрытого от людей мэра я не встречал. Фурсов, например, не ведет ежемесячных личных приемов как таковых. Он не ходит по дворам, не выезжает на сходы, а за 1,5 года своей работы организовал всего пару полноценных встреч с населением.

Если прежний мэр Дмитрий Азаров (ныне член Совета Федерации) лично вел Твиттер и жители по любым проблемам запросто обращались к нему, то без предварительной записи и очереди к Фурсову не могут попасть сами сотрудники мэрии.

Да о чем говорить, если даже готовившие банкет чиновники были лишены права докладывать о ходе работ напрямую «заказчику». Варианты меню или рассадки гостей они вручали его заму Филатову, а тот потом возвращал их с высочайшими правками.

Олег Фурсов стал сити-менеджером Самары в декабре 2014‑го. В октябре прошлого года его переутвердили на новый срок. Никогда ничем особенным до этого он не выделялся — среднестатистический, типичный чиновник. Начинал в комсомоле, потом руководил комитетами по делам молодежи, работал управделами самарской администрации, последние два года был министром труда.

И вдруг в 49 лет мало кому известный человек оказывается главой целого города-миллионника, девятого по величине в России. От такого вертикального взлета у любого закружится голова.

За все это время Олег Фурсов, кажется, так и не понял, в чем его вина — конечно, не в 5800 рублях.

Дело в другом: в том, что этот человек отчего-то вообразил, что он не временно нанятый менеджер, а полноправный хозяин города, где жители — его подданные, а подчиненные — и вовсе бессловесные холопы.

Извечный принцип «окормления»: чиновники обязаны ему прислуживать, коммерсанты — поставлять фрукты, алкоголь, технику, накрывать столы, артисты — петь и плясать.

Подобное вельможное ханство можно было бы еще хоть как-то объяснить, добейся Фурсов каких-нибудь весомых результатов. Но в том-то и штука, что за 1,5 года его работы изменений к лучшему в Самаре не произошло, скорее наоборот.

Отмена новогодних подарков детям — лишь небольшой штрих. В бюджете города — дыра в два миллиарда рублей; неофициально в мэрии говорят, что к лету не будет денег на зарплаты. С конца прошлого года прекратились выплаты подрядчикам за выполненные работы: ремонты дорог, домов, благоустройство.

С приходом весны после ремонта поплыли самарские дороги. Они и раньше были одними из худших в стране, но такого, как сейчас, горожане не видели, кажется, никогда. До этого не меньшее возмущение вызывала и отвратительная уборка дорог от снега — этой зимой город натурально оказался в снежном плену.

Общее мнение самарцев выразил тогда поэт Александр Гутин, опубликовавший в своем Фейсбуке гневное послание к мэру, где посоветовал взять в руки лопату. Этот пост побил все рекорды самарской блогосферы, собрав 45 тысяч «лайков». (Из-за ненормативной лексики цитировать не буду.)

Показательна реакция адресата. Можно было бы не замечать этого опуса: как-никак 45 тысяч «лайков». Еще лучше — пригласить Гутина и принародно вручить лопату, а то и самому выйти с поэтом на уборку города.

Фурсов же выбрал максимально убийственный для своей репутации вариант: потребовал привлечь автора к уголовной ответственности. Две недели назад в отношении поэта было возбуждено дело за клевету. Параллельно мэр добивается лишения адвокатского статуса местного юриста Андрея Соколова за то, что тот перепостил у себя в Фейсбуке гутинское воззвание.

Очень жаль, что у одного из самых крупных городов России такой мелкий мэр…

Сколько стоит честь

Когда год назад орловский зам. губернатора Рявкин поделился у себя в Фейсбуке, какими деликатесами наслаждается он в Карловых Варах («божественная фуа-гра»), возмущению общества не было предела: старикам и матерям-одиночкам на еду не хватает, а чиновник демонстративно обжирается фуа-гра.

В итоге Рявкин был вынужден подать в отставку, хотя, не в пример Фурсову, во власть он пришел из бизнеса и официально являлся долларовым миллионером; уж на Чехию и фуа-гра у него точно хватало.

А после того как выяснилось, что сотрудники столичной ГИБДД регулярно подвозили с мигалками в аэропорт моего коллегу, депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого и прочих вип-персон, всех инспекторов разом уволили. Другой «частный пассажир» полицейского патруля — певец Митя Фомин — долго потом извинялся перед обществом и поклонниками.

Олег Фурсов вполне мог последовать его примеру, но нет, он выше этого. Никакой вины за собой мэр не видит в принципе: заграничные вояжи, шикарные приемы, отобранные у торговцев фрукты, чиновники в роли холопов — для него всё это как будто в порядке вещей.

Он не только не намерен извиняться, а напротив, алчет крови своих обидчиков. Уже через пару дней после прекращения дела Фурсов даже лично пришел в областную прокуратуру, требуя привлечь к ответственности покусившихся на него полицейских.

Обратился он и в суд с исками о защите чести и достоинства; правда, почему-то просил рассмотреть их в закрытом от прессы режиме. Ответчиками по иску выступают наиболее активные комментаторы «банкетного дела» — областной депутат Матвеев, адвокат Соколов. С каждого Фурсов требует по миллиону рублей.

Я не знаю, чем закончится рассмотрение этих дел и сумеет ли суд установить наличие у Фурсова предмета иска: так есть ли у него в действительности честь и сколько она стоит?

Но зато я точно уверен, какого чувства этот человек лишен напрочь.

Оно называется стыд…

P.S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом к генеральному прокурору и министру внутренних дел.

Tags: Самара
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments